Анжелика- Анн и Серж Голон!Читаем и оставляем комментарии с удовольствием!
Главная » 2016 » Декабрь » 11 » Анжелика и король. Часть 3. Глава 21 Король - Анн и Серж Голон
19:45
Анжелика и король. Часть 3. Глава 21 Король - Анн и Серж Голон
Едва Анжелика закончила объяснения по поводу того, что Бактериари Бей не хочет нанести визит королю только потому, что ему кажется, будто его принимают с недостаточной пышностью, Кольбер возвел руки к небесам.
— Подумать только, а ведь король бранит меня за его экстравагантность и неумеренные потребности.
Услышав это, король расхохотался от души:
— Знаете, месье Кольбер, ваши нотации порой несправедливы. Безудержная трата денег на Версаль — это не такие уж плохие вложения, как вам кажется. Таким образом, мой дворец становится настолько выдающимся, что это возбуждает всеобщее любопытство и является предметом зависти даже у отдаленных народов. Я вижу как наяву в залах Версаля представителей всех народностей, одетых в национальные костюмы.
В тот день, когда персидское посольство прибыло к золотым воротам Версаля, тысячи посаженных в горшочки растений были выставлены из теплиц и оранжерей вдоль террас. Пол в главном зале был весь покрыт лепестками роз.
Бактериари Бей проходил по залам, украшения которых могли соперничать с роскошью дворцов из арабских сказок.
Шествие закончилось в ванной, где вид бассейна гигантских размеров, отделанного розовым мрамором, убедил посла в том, что и французам не чужды омовения.
Это был день триумфа для Анжелики. У нее было явное преимущество перед остальными, ибо Бактериари Бей не обращался ни к королеве, ни к другим придворным дамам, а только к Анжелике.
Договор о шелке был подписан очень быстро и в вполне благожелательной атмосфере.
Страшно измученная после приема, Анжелика вернулась в Париж, но не успела добраться до своего дома, как перед ней появился забрызганный грязью королевский курьер, который уже ждал ее.
— Слава богу, я дождался вас, мадам. Король послал меня за вами, — и он вручил Анжелике бумагу с приказанием вернуться в Версаль.
— Неужели нельзя подождать до утра?
— Король приказал и на словах: немедленно!
— Но ворота Сен-Оноре уже закрыты.
— У меня есть распоряжение открыть их для вас.
— На нас могут напасть грабители.
— Я вооружен. У меня шпага и два пистолета.
Ей не оставалось ничего другого, как повиноваться королевскому приказу. Она поплотнее закуталась в плащ, и они покатили обратно.
***
Когда они прибыли в Версаль, дворец голубым чудовищем проступал на фоне розовеющего зарей неба. В окне королевской комнаты для приемов металось пламя факелов, будто блеск жемчужины из глубины моря.
Анжелика слегка съежилась, проходя по пустым залам мимо стражи, неподвижно застывшей у дверей.
У короля было много народу: Кольбер, де Лион с осунувшимся от бессонницы лицом, королевский исповедник Боссюэ, чьими советами король охотно пользовался, Лувуа с мрачным лицом, шевалье де Лоррен и еще несколько человек, по лицам которых было видно, что они о чем то горячо спорили. Все они стояли перед его величеством. По обгоревшим свечам было видно, что разговор велся всю ночь.
Как только вошла Анжелика, все разговоры смолкли. Король попросил ее присесть. Воцарилось тягостное молчание, во время которого король изучал какое-то письмо. Потом он заговорил:
— Персидский посол закончил свою миссию довольно странным образом, сударыня. Бактериари Бей отправился на юг, но оставил мне довольно необычное послание, касающееся вас. Впрочем, читайте сами.
Послание, наверняка переведенное и переписанное армянином Агобяном, еще раз выражало благодарность за оказанный прием и за доброту короля. Затем следовало перечисление даров его величества Людовика XIV, которые он посылал шаху Персии через посла. Здесь были дорогие сервизы, золотые часы, гобелены, двадцать отрезов полотна, три ящика серебряных ядер для подогрева бани великого шаха. Но его величество не включил в число подарков драгоценную бирюзу — то, чего ожидал его превосходительство для себя лично, как награду за успешное выполнение миссии. И затем следовало такое подробное описание этой «бирюзы», что было ясно, что речь идет о совершенно конкретной женщине
— Анжелике. Бактериари Бей выражал надежду, что обычаи Запада не позволят ему уехать с пустыми руками, и что ему вручат это сокровище. Но он не видит очаровательной маркизы, «лилии Версаля», среди тех подарков, которые ему вручили. Он думал, что лишь благоразумие удерживало ее, чтобы не присоединиться к нему немедленно со всем ее багажом и экипажем. Он ждал до ночи и отправился в путь, но на первой же остановке понял, что с ним сыграли злую шутку. Они обращались с ним, как с ослом, перед которым на палке повесили морковку. Неужели повелитель Запада — двуличный человек? Или он такой жадный? Или смотрит на договор как на игрушку?!
Длинный список вопросов не оставлял сомнений в том, в каком состоянии пребывал Бактериари Бей, когда писал это письмо, а также говорил о возможных неприятных последствиях, ибо все достигнутое могло быть немедленно разрушено.
— Ну и что? — спросила Анжелика.
— Вот именно: ну и что?! — передразнил король. — Потрудитесь объяснить ваше постыдное поведение в резиденции посла, которое позволило этому персу сделать вам такое гнусное предложение.
— Мое поведение, сир, — это поведение женщины, которую послали к восточному владыке с целью обольстить и соблазнить его, чтобы склонить к переговорам и тем послужить своему королю.
— Вы представляете дело так, будто я вынуждаю вас заниматься проституцией!
— Намерения вашего величества мне совершенно ясны.
— Что за глупости! Для женщины вашего ума и характера найдутся десятки других способов умилостивить посла, а не становиться обычной шлюхой. Так вы стали любовницей этого варвара, закоренелого врага нашей церкви?! Да? Отвечайте же!
Анжелика покусывала губы, чтобы скрыть усмешку. Она оглядела присутствующих.
— Сир, ваши вопросы смущают меня, я стесняюсь этих господ. Позвольте мне лишь сказать, что на эти вопросы я отвечу только моему исповеднику.
Король приподнялся в кресле, его глаза засверкали. Но тут вмешался Боссюэ, поднявшись во весь могучий рост, он вытянул епископскую ладонь и произнес:
— Сир, позвольте напомнить вам, что только священнослужители имеют право знать сокровенные тайны человеческой души.
— И король тоже, когда действует на благо страны. Бактериари Бей вызвал мое неудовольствие тем, что показал свою наглость. Когда мужчина, перс он или нет, заявляет…
— Нет, сир, я не согласилась, — решительно заявила Анжелика.
— Я рад слышать это, — сказал король и с явным облегчением уселся в кресло.
Боссюэ выразительно заключил, что каким бы ни было прошлое, настоящее важнее и поэтому необходимо подумать, как миром уладить это дело с персом, не удовлетворив его требования.
Все заговорили разом, наперебой. Де Терси предложил арестовать посла и бросить его в тюрьму, а персидскому шаху сообщить, что посол умер от лихорадки.
Кольбер чуть не схватил его за грудки. Таким солдафонам, как де Терси, никогда не понять значения торговли в экономике страны!
Но Боссюэ принялся доказывать, что будущее христианской церкви на Востоке зависит от успеха посольства.
Лишь Анжелика предложила единственно правильный выход. Она предложила написать посланнику, что король никак не может выполнить просьбу преданного друга, ибо Анжелика является его, короля, «султан-баши», и, следовательно, посол сам понимает, что его просьбу никак нельзя выполнить.
— А что такое «султан-баши»?
— Любимая жена султана, сир, которой он доверяет руководить гаремом и к советам которой прибегает при управлении страной.
— Ну, если это так, то Бактериари Бей вправе спросить, а как же королева?
— На это ответ простой. Зачастую и на Востоке наследники женятся на царевнах, которых они не выбирают, а которых выбирают им для продолжения династии. А в наложницы они берут женщину, может быть, менее родовитую, но именно она и обладает полнотой власти.
— Странный обычай. Но, по-моему, у нас нет выбора.
Стали сочинять письмо. Писать взялся Кольбер. Потом он зачитал его вслух.
— …просите у меня другую женщину королевства, и она будет ваша, — закончил он. — Самая молодая, самая прелестная — вам стоит только выбрать.
— Ну-ну, полегче, месье Кольбер, — усмехнулся король, — а то вы втравите меня в довольно малопочтенное дельце.
— Сир, но вы должны понять, что, отказывая ему, вы должны тут же предложить достаточную компенсацию, чтобы не разочаровать его.
— Да, вы правы. Я не подумал об этом.
Весь двор вздохнул с облегчением, когда король вышел в хорошем расположении духа и с радостной улыбкой на лице. Ибо все ждали только неприятностей, вплоть до объявления войны.
Удовлетворяя любопытство собравшихся, король с юмором рассказал о требованиях персидского посла. Он не упомянул об Анжелике, лишь сказал, что на роль восточной принцессы посол хотел взять французскую красавицу, чтобы ее тело напоминало ему о Франции.
— И у нас были трудности с выбором такого «сувенира», — продолжал король.
— Полагаю, что решение этой задачи под силу только месье де Лозену, он у нас знаток в таких делах.
Пегилен сделал жест рукой, словно благодаря монарха.
— Это дело не сложное, сир. У нас при дворе много прелестных шлюх…
Он взял за подбородок мадам де Монтеспан.
— Почему бы не эту? Она уже доказала, что может удовлетворить запросы особы королевских кровей.
— Что за дерзости! — вспыхнула маркиза, ударив его по руке.
— А что вы скажете об этой? — продолжал Пегилен, указывая на принцессу Монако, которая была одной из его любовниц. — Она мне нравится. Быть может, это и является препятствием, иначе почему ее не возьмут для такого дела?
Король грубо прервал его:
— Следите за своими выражениями, сударь.
— Но зачем же, сир, когда никто не следит за своим поведением?
— Кажется, Пегилену опять захотелось в Бастилию, — шепнула мадам де Шуази Анжелике. — Но все же он мастерски ответил королю. А что это за скандал с персидским посланником? Уж не замешаны ли вы в этом деле?
— Я все расскажу вам в Сен-Жермене, — ответила Анжелика.
Щелканье хлыстов, потрескивание колесных осей и ржание лошадей заполнили все пространство, пока экипажи выстраивались в ряд. Но какое-то время золоченые ворота Версаля будут закрыты, так же как и высокие окна, в которых отражался блеск заходящего солнца.
Де Лиен высунул голову из окошка кареты и крикнул Анжелике:
— Можете хвастаться, что это вы втравили меня в это дело. Король именно мне поручил найти достойную замену для персидского посла. Что скажет моя жена? Я видел недавно у Мольера молоденькую актрису, очень умную и хорошенькую. Не попробовать ли уговорить ее?
— Все хорошо, что хорошо кончается, — ответила Анжелика с вымученной улыбкой.
Она не смыкала глаз целые сутки, ей пришлось очень много пережить за это время, и одна только мысль о том, что сейчас ей придется трястись в карете от Версаля до Парижа, приводила ее в уныние.
Кучер со шляпой в руках уже ждал ее у кареты. С чувством собственного достоинства он заявил маркизе, что имеет честь везти ее в последний раз. Он всегда добросовестно выполнял свою работу, но он уже очень стар. К своему великому сожалению, он вынужден оставить службу у мадам маркизы.

Назад| Наверх | Вперёд


Категория: Анжелика и король | Просмотров: 164 | Добавил: Xelena | Теги: Анжелика и король. Часть 3. Глава 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Moре информации
Image gallery
contact
Phone: +7 905 706 4206 Задать
Alain Novak
Modern poetry of the soul
Psychology in poetry
Location in google Maps