Анжелика- Анн и Серж Голон!Читаем и оставляем комментарии с удовольствием!
Главная » 2016 » Декабрь » 10 » Путь в Версаль. Часть 1. Глава 13 Двор чудес - Анн и Серж Голон
19:58
Путь в Версаль. Часть 1. Глава 13 Двор чудес - Анн и Серж Голон
Ничего не помня, Анжелика бежала по направлению к башне Несль. Когда до башни осталось несколько шагов, ее остановил чей-то окрик:
— Осторожно, «маркиза», не заходи в башню, там засада.
Анжелика резко остановилась. Недалеко, в кустах, ля Поляк делала ей какие-то знаки. Крайне удивленная, она приблизилась.
— В чем дело? — спросила она, задыхаясь.
— Там, в башне, Родогон со своей «свитой». Не ходи туда.
Анжелика побледнела, а ля Поляк продолжала:
— Надо было видеть, как эти скоты нас взяли. Но я успела забрать твой сундучок и обезьянку, они сейчас на улице Баль д'Амур, в доме Красавчика. А что касается Каламбредена, никто не знает, где он. То ли в тюрьме, то ли повешен. Есть даже такие, что говорят, будто он утопился в Сене. Может, он достиг другого берега и скрывается сейчас в предместье Парижа.
— Плевать мне на него, — процедила сквозь зубы Анжелика.
Она положила руку на плечо ля Поляк:
— Где мои дети?
Смущенная ля Поляк опустила глаза.
— Ты знаешь, Тухлый Жан забрал их вместе с другими детьми. Он их запер там, в окрестностях Сен-Дени, в логове Великого Керза — короля тюнов. А Кантора он продал за 30 су прохожим цыганам.
— Где эти цыгане? — нервно воскликнула Анжелика.
— Откуда мне знать?! — развела руками ля Поляк. — Прошло примерно часа два, как они направились в сторону Святого Антония, а я тебя поджидала здесь, зная, что ты вернешься.
Анжелика думала, что сойдет с ума от этих новостей. Флоримон находится в руках этого ублюдка Тухлого Жана, может, он в этот момент плачет и зовет мать. Кантора увели эти проклятые цыгане. Что делать?
— Надо сейчас же найти Кантора, — решительно сказала Анжелика, — пока цыгане не ушли далеко от Парижа.
— Но это невозможно! — воскликнула ля Поляк, но Анжелика уже направилась к берегу, чтобы перейти через мост.
— Да, может, они там его перепродадут, — пробормотала ля Поляк и поспешила вслед за Анжеликой, как преданная собака.
Шел дождь, воздух был влажный, чувствовалось приближение осени, дороги размыло.
***
Две женщины добрались до предместья Парижа. Невдалеке виднелась деревня. Поднялся холодный ветер, две спутницы промокли насквозь. Местные жители сказали им, что видели, как табор цыган остановился невдалеке, около моста. И действительно, немного пройдя, они увидели огни костров. По мере того как они приближались, взору представлялся табор из нескольких повозок и десятка двух мужчин и женщин, сидящих вокруг костров и варивших что-то на огне.
Вдруг ля Поляк остановилась.
— Нам крупно повезло, «маркиза». Это они, я их узнала. Вон тот усатый — их вожак.
Они осторожно подошли к табору. Приближалась ночь, небо заволокло тучами. Женщины и дети сидели у костров и грелись, на большом вертеле жарился целый баран, и приятный запах жареного мяса разносился по окрестностям. Невдалеке стояло несколько худых лошаденок.
— Не вздумай их сердить, — прошептала ля Поляк. — Ты не знаешь, какие они подлые. Они могут проткнуть тебя шпагами, и никто не узнает. Дай я с ними поговорю, я немного знаю их язык.
Она смело подошла к костру. Анжелика осталась в стороне. Она видела, как ее спутница разговаривала с одним человеком из табора, по-видимому, это был главарь. Через некоторое время смущенная ля Поляк подошла к Анжелике.
— Что он сказал? — спросила Анжелика, задыхаясь от волнения.
— Он сказал, что они не хотят перепродавать ребенка. Он им нравится. Я предлагала деньги, ничего не помогло.
— Но это же невозможно! Я хочу забрать своего ребенка.
Услышав их спор, к ним приблизился человек.
— Если вы сейчас же не уберетесь отсюда, мы вам вспорем животы и отправим к праотцам!
От бессилия у Анжелики выступили слезы.
— Кантор, мой мальчик! — всхлипывала она.
— Не убивайся так, «маркиза», — ля Поляк погладила ее по голове, — такова жизнь. Рано или поздно дети все равно уходят от своих родителей. У меня тоже есть дети, но где они теперь, я понятия не имею. И это мне не мешает жить.
Пошел дождь. Вдруг лицо Анжелики радостно загорелось.
— У меня есть план. Пойдем быстрее, я хочу вернуться в Париж, в Шантль.
И они поплелись назад, шлепая босыми ногами по лужам и грязи. Ноги Анжелики кровоточили, дул холодный, пронзительный ветер. У женщин подводило животы от голода.
— Я больше не могу, — простонала ля Поляк.
Но Анжелика всячески подбадривала ее. Какая-то незримая сила толкала ее вперед, и она была уверена в успехе. Ля Поляк плелась позади Анжелики, она первая услышала стук копыт.
— Ой, «маркиза», мы пропали. Наверное, это цыгане. Они сейчас заколют нас. Это же такие звери!
Всадников оказалось двое. Это были коммерсанты, ехавшие по делам в Париж.
— Мы спасены! — воскликнула Анжелика.
Двое незнакомцев оказались порядочными людьми и согласились довезти двух женщин до центра Парижа.
По дороге выяснилось, что спутник ля Поляк говорит по-немецки, и она весело щебетала с ним. Анжелика ехала молча, держась за своего спасителя, а в голове была одна мысль — спасти Кантора. Вдруг спутник Анжелики сказал, не оборачиваясь:
— Прижмись ко мне, красотка, ты рискуешь упасть. Дорога совсем ни к черту.
Она повиновалась и обхватила его за талию своими окоченевшими руками. Она положила голову на спину незнакомца и на какое-то время отключилась от внешнего мира. Когда они въехали в Париж, незнакомец спросил:
— Куда вас отвезти, красотка?
— В тюрьму Шантль, — не задумываясь, ответила Анжелика.
Возле главных ворот мрачной тюрьмы Шантля всадник остановился. Вскоре подъехала ля Поляк, успев договориться о свидании на завтра со своим спутником.
— Подожди меня здесь, — приказала Анжелика ля Поляк, — я скоро вернусь, — и, не задумываясь, постучала в ворота.
Ворота заскрипели.
— Я хочу видеть господина Огра, начальника королевской охраны, — сказала она удивленному охраннику.
Солдат подмигнул ей.
— Неужели это чудовище в твоем вкусе, красотка? — покручивая ус, заметил он. — Он там, в большом зале, беседует с подчиненными.
Анжелика проникла в зал, где было сильно накурено. Она различала силуэт Огра, как в тумане. Он шумно беседовал с кем-то, держа в одной руке трубку, а в другой — огромную кружку с вином.
— Капитан, вас хочет видеть одна красотка.
Анжелика подошла к столу и поняла, что капитан сразу узнал ее. Не дав ему опомниться, Анжелика воскликнула:
— Господин капитан, выслушайте меня! И вы, солдаты, — обратилась она к сидящим за столом. — Я вас умоляю, придите ко мне на помощь! Цыгане похитили моего ребенка и увезли его из Парижа. Они сейчас находятся в двух лье от города. Я вас умоляю поехать туда со мной и отобрать моего крошку.
После такой стремительной речи в зале стало тихо, как в королевских покоях. Вдруг один из молодых солдат засмеялся:
— Какая наглость! Эта нищенка приказывает нам, королевской охране. Да за кого ты нас принимаешь, потаскуха? Она думает, что она королева Франции. Ха-ха-ха…
Все засмеялись. Некоторое время Анжелика видела перекошенные морды и разинутые рты. Лишь капитан не смеялся. Он мрачнел с каждой минутой.
«Я пропала, — подумала Анжелика, — сейчас он бросит меня в карцер». В полном отчаянии она посмотрела вокруг себя. Помолчав, она продолжала, слезы текли по ее лицу.
— Это маленький мальчик, — она стала на колени перед капитаном, протянув к нему руки, как к божеству, — он прекрасный, как ангелочек, и похож на ваших детей, которые сейчас спят в своих кроватках. Проклятые цыгане увезли его, он никогда не увидит свою мать, свою родину, своего короля…
Последние ее слова потонули в истерике, она плакала навзрыд. Смех стих, солдаты начали переглядываться. Один старый солдат, лицо которого было исполосовано шрамами, встал.
— Да, ребята, если эта нищенка так любит свое дитя, мы должны ей помочь.
— Молчать! — это был голос капитана. — Встань, красотка! — У него дергался ус, лицо было перекошено. — Как ты смеешь беспокоить королевскую охрану?! А если мы спасем твоего ребенка, что ты можешь дать взамен, кротка?
Анжелика гордо посмотрела на него своими обворожительными глазами.
— Себя, — сказала она, опустив голову.
Лицо великана просветлело.
— Что ты хочешь этим сказать? — воскликнул Огр, притворяясь, что не понимает.
— Я буду твоей, — повторила Анжелика. Вдруг она с ужасом подумала:
«А если он откажется?» Жизнь Кантора зависела сейчас от животной страсти этого великана.
Огр молчал, пожирая ее взглядом, и думал про себя: «Я никогда еще не видел такой нищенки с телом богини, это можно видеть даже сквозь лохмотья. Боже мой, а лицо!»
Он никогда не смотрел в лицо тех женщин, с которыми был на «ты». Но лицо этой женщины чем-то притягивало его, разбудило страсть молодых лет.
Анжелика дрожала под его испытующим взглядом. В душе она понимала, что победила. Еще ни един мужчина не отказывался от ее тела. Хотя она была сейчас бедно одета, но ее чертовская красота победила.
Капитан встал, подошел и ней и взял ее за локоть своими огромными пальцами.
— Я хочу, — прорычал он, — я хочу целую ночь! Не то, что я предлагал тебе раньше. Ты понимаешь? Целую ночь! — Он отпустил ее руку и с жадностью затянулся. — Ну что, договорились?
Анжелика бессильно кивнула.
— Сержант! — крикнул капитан. — Лошадей и пять человек, и быстро ко мне, шалопаи! Не забудьте взять пики, мы нанижем этих проклятых цыган, как на вертела, — и он захохотал громовым голосом.
Через два часа группа всадников остановилась невдалеке от цыганского табора. Анжелика сидела на лошади сзади капитана. Огр отдавал распоряжения, здесь он был в своей стихии.
— Двое останьтесь здесь, двое в тыл к цыганам, отрежьте им путь к отступлению, а вы зайдите слева.
Табор всполошился. Цыгане испугались, увидя солдат с длинными пиками наперевес. Анжелика слезла с лошади и повернулась к костру. Она слышала, как Огр говорил главарю:
— Вы забрали у этой женщины ребенка. Если вы его не вернете, мы перережем вас, как собак. Вы окружены, путь к отступлению отрезан.
Цыгане выстроились в ряд. Анжелика увидела, что Кантор спит на руках у одной цыганки. Как разъяренная тигрица, бросилась она к цыганке и вырвала у нее из рук ребенка, который, не понимая, в чем дело, заревел. Цыганка закричала, но властный окрик вожака заставил ее замолчать. Однако вожак стал возражать, говоря, что за ребенка заплачено 30 су. Анжелика отдала деньги.
Наконец-то ее руки сжимали сокровище, которое она не променяла бы на все золото мира. Ребенок был голый, завернутый только в тонкую ткань. Цыгане с детства закаляли детей.
***
В Париже была ночь, честные горожане уже спали, погасив свечи, а кто побогаче, те отправлялись в таверны, кабаки и театры. Часы на башне Шантля пробили 10 часов.
Анжелика вернулась в Париж в сопровождении капитана и его людей. Она спрыгнула с лошади и побежала к капитану.
— Разрешите мне отнести ребенка, и я обещаю вам, что следующей ночью буду у вас.
У капитана страшно заблестели глаза, начали топорщиться усы.
— А если обманешь?
— Я вам клянусь, что приду. — Не зная, как доказать это, она скрестила пальцы и плюнула на землю, как это делают бродяги, когда клянутся не на жизнь, а на смерть.
— Хорошо, — ответил Огр, — я еще не видел, чтобы кто-то предал такую клятву. Но не заставляй меня долго ждать. У меня уже текут слюнки.
Все засмеялись. Как мог он тронуть ее сейчас, когда на руках у нее бесценный клад.
«Будь они прокляты, эти мужчины, — думала Анжелика, — которые блюдут только свои прихоти».
Улица господина Бурже находилась как раз за тюрьмой. Анжелика проникла во двор и направилась к кухне. Ее верная Барба, к счастью, находилась там. В этот момент она ощипывала тощую курицу. Она очень удивилась, увидев Анжелику, которая сунула ей в руки спящего Кантора.
— Вот Кантор, — сказала она срывающимся голосом, — береги его, как зеницу ока.
Барба улыбнулась.
— Он будет мне как родной сын, мадам. А если хозяин спросит насчет ребенка, я скажу, что это мой сын, и он отвяжется.
Анжелика присела на кровать, ноги ее дрожали.
— А теперь помолись за меня, Барба. Я пойду в логово Великого Керза, выручу Флоримона. Если я останусь жива — это будет чудо.
У окна стояла бутылка водки, настоянной на перце. Не долго думая, Анжелика налила себе полный до краев стакан и залпом выпила.
— Что вы, мадам! — воскликнула пораженная Барба. — Это же чистая водка!
— Ничего, Барба, это придаст мне… это придаст силы.
— А где же ваши волосы, мадам?
— Ты думаешь, я знаю, где они? Ничего, еще вырастут.
Анжелика попробовала встать. От водки тепло пошло по телу, ей ужасно хотелось спать, но она, пересилив себя, подошла к двери.
— Куда вы, мадам? Поешьте немного.
— Некогда, Барба. Мне надо спасать Флоримона, — и она закрыла за собой дверь.
У нее была одна цель — вырвать старшего сына из рук Тухлого Жана. А что будет дальше, она не знала.

Назад | Наверх | Вперёд


Категория: Путь в Версаль | Просмотров: 139 | Добавил: Xelena | Теги: Путь в Версаль. Часть 1. Глава 13 Д | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Moре информации
Image gallery
contact
Phone: +7 905 706 4206 Задать
Alain Novak
Modern poetry of the soul
Psychology in poetry
Location in google Maps