Анжелика- Анн и Серж Голон!Читаем и оставляем комментарии с удовольствием!
Главная » 2016 » Декабрь » 9 » Путь в Версаль. Часть 2. Глава 18 Таверна Красная маска - Анн и Серж Голон
23:50
Путь в Версаль. Часть 2. Глава 18 Таверна Красная маска - Анн и Серж Голон
На следующее утро Анжелика встала с петухами. Разбудила Барбу, Розину, Флико, Дино и Давида.
— Вставайте, друзья! — весело воскликнула она, похлопывая по плечу племянника господина Бурже. — У нас сегодня будет тяжелый день. Сегодня вечером к нам в таверну придут представители корпорации цветочниц, чтобы договориться насчет ужина. Мы должны хоть как-то подготовить таверну.
— Анжелика, — проворчал Флико, — почему мы всегда работаем, а этот лентяй Давид дрыхнет сколько хочет?
— Да, я должна вас предупредить, что теперь я не «маркиза», а вы не нищие. Сейчас мы родственники господина Бурже. Я уверена, что скоро мы с вами станем почтенными горожанами.
— Фу! — недовольно проворчал Дино, но Анжелика дала ему шлепок, который говорил о том, что новая жизнь для него началась.
Пока Дино недовольно почесывал место пониже спины, Анжелика внимательно осмотрела одежду своих подопечных. Бывшие узники «Двора чудес» были одеты бедно, так как мадам Суассон не особенно расщедрилась.
— Флико и Давид пойдут со мной на базар. Ты, Дино, будешь помогать Барбе.
Потянувшись, Дино вздохнул, новая работа была ему явно не по вкусу.
— Как хорошо было раньше, когда я был карманником, — уныло проворчал он.
— Ты хочешь вернуться к Великому Керзу? — спросила Анжелика. — Я не держу тебя, можешь убираться, но назад не просись.
— Нет! Нет! Теперь мне туда нельзя, — всполошился подросток. — Они меня убьют.
— У вас нет фантазии, друзья мои! — воскликнула Анжелика. — Скоро мы вылезем из этой грязи и нищеты, я вам обещаю. А сейчас за работу, — и она, окруженная двумя подростками, пошла к выходу.
Господин Бурже недоверчиво протянул Анжелике большой кошелек.
— Если вы думаете, что я буду воровать у вас, то пойдемте со мной на базар, но сейчас вам лучше находиться здесь, — сказала Анжелика толстому хозяину. — Надо привести в порядок зал.
Кабатчик в недоумении почесал затылок. С того времени, как умерла жена, у него не было времени задуматься. Утро он начинал с рюмки вина, а под вечер напивался, как свинья. Но эта женщина, пришедшая два дня назад, как бы встряхнула его от спячки.
«Она разорит меня, — подумал кабатчик. — Черт знает, что за женщина! В ней заключена неведомая сила убеждения». Немного постояв, он направился в большой зал следить за уборкой, предварительно опрокинув стаканчик.
***
Анжелика хотела приготовить торговкам не только шикарный ужин, но и привести в порядок зал, засиженный мухами. Для всего этого надо было купить связки перца, чеснока и другие овощи и красиво развесить повсюду. Главное, надо было купить доброго бургундского вина.
Покупая на рынке продукты, она не торговалась, но поваренок, следивший за всем, по наставлению господина Бурже, причитал на каждом шагу:
— Ой, хозяин убьет меня за такие расходы!
— И тебе не стыдно, что ты дрожишь над каждым су! — упрекнула его Анжелика. — Не говори мне больше, что ты из Тулузы.
— Нет-нет, я из Тулузы, — недовольно возразил Давид, задетый за живое, и, покраснев, продолжал, пока Анжелика выбирала продукты:
— Мой отец — покойный господин Шайо. Это имя вам ни о чем не говорит?
— Нет. А чем же занимался твой папаша?
— Как, вы не знаете? Он владелец большой бакалейной лавки на площади Горон. Только в его лавке можно было купить всякие приправы и пряности для тулузских гурманов.
«Да ведь в то время я не ходила на базар», — подумала Анжелика.
— Мой отец много путешествовал, — продолжал Давид, — он был коком на королевском флоте. И хотел пустить в продажу шоколад в Тулузе.
Анжелика вспомнила, как популярен был этот напиток в Тулузе, но в массовое производство так и не вошел.
— Давид, расскажи мне про шоколад.
Они проходили мимо рядов с овощами. С заговорщическим видом юноша приблизился к Анжелике.
— Мадам, доверяю вам тайну, которую я не сообщил даже моему дяде, господину Бурже, хотя, по правде говоря, его это и не интересует. Мой покойный отец видел шоколад во многих странах и много раз сам пробовал его. Он говорил, что его делают из зерен, привозимых из Мексики. Сейчас шоколад производят в Испании, Италии, Польше. Он приятен на вкус, бодрый и полезен для здоровья.
— Да, — сказала Анжелика, слушая как бы вскользь. — Я его никогда не пробовала, но говорят, что наша королева от него без ума. Ох, да она же испанка по происхождению. Весь двор во главе с королем смеется над ее маленькой слабостью.
— Это потому, что они никогда не пробовали шоколада, — заметил юноша. — У моего отца уже был патент, подписанный королем, по которому он мог выпускать и продавать шоколад в пределах Франции. Но, увы, он умер, я остался сиротой и не знаю, что мне делать с этим патентом. Я обращался к дяде за помощью, но он только посмеялся надо мной. Он всегда считал моего отца сумасшедшим.
— А где сейчас эта бумага? — поинтересовалась Анжелика.
— В шкатулке, в моей комнате. — Давид задумался. — И если мне не изменяет память, патент выдан 28 мая 1659 года и действителен на 29 лет.
— Значит, если я правильно понимаю, ты в течение 29 лет имеешь право делать и продавать этот напиток?
— Да, мадам, но у меня нет денег, чтобы пустить его в продажу.
— Поберегись! Поберегись! — послышалось сзади.
Анжелика и Давид еле успели отскочить в сторону — мимо промчалась телега, полная овощей. Анжелика взяла за руку поваренка. Бедный мальчик задрожал.
— Анжелика, как вы прекрасны! — залепетал он, краснея до корней волос.
— Увы, мой друг, мне не 15 лет и у меня двое детей, — сказала Анжелика, а про себя подумала: не надо отталкивать его, так как глупый поваренок не знает, каким богатством владеет.
— Ты посмотри, Давид, у меня уже седая прядь.
— Но она только украшает вас, мадам, — не унимался поваренок.
— Это прядь появилась у меня после бегства с окраины Сен-Дени. Ну, ладно, об этом потом. А где же Флико? — оглянулась Анжелика. — Не вспомнил ли он свою старую привычку красть кошельки у почтенных горожан? Это особенно удобно на рынке.
— Напрасно вы так убиваетесь, мадам, из-за этого плута, — ревниво заметил Давид. — Сейчас я видел, как он обменивался знаками с каким-то вшивым мальчишкой.
— Ну, ладно, пойдем, основные покупки мы сделали.
Но тут ее кто-то сильно потянул за рукав из-под прилавка. От неожиданности Анжелика вскрикнула. Это был Флико. Глаза его горели.
— Я такое тебе расскажу, Анжелика, — заикаясь, сказал он. — Только что я встретил одного знакомого из «Двора чудес». Ты знаешь, кто теперь наш Великий Керз? Жанин — Деревянный зад. Приятель мне сказал: «Берегитесь, вы живете под кровом предательницы».
У Анжелики кровь застыла в жилах.
— Ты думаешь, они знают, что я убила Чудовище? — прошептала она.
— Он ничего не сказал, но предупредил, что тебя ищут из банды Родогона.
Они обменивались словами на воровском жаргоне, и Давид ничего не понял. Он открыл рот от удивления — эта женщина совсем заинтриговала его. Всем своим существом мальчишки он чувствовал, что здесь кроется страшная тайна и Анжелика замешана в ней. Это еще больше повысило ее авторитет в глазах подростка.
Вернувшись домой, в таверну, Анжелика задумалась.
«Да, опасную игру я затеяла, — подумала она, прекрасно зная волчьи законы воровского мира. — В одно прекрасное утро я могу проснуться с перерезанным горлом. То мне угрожали принцы, теперь — бандиты».
— Ладно, — отмахнулась от мрачных мыслей Анжелика. — За работу, друзья! — весело воскликнула она. — Надо, чтобы почтенные дамы из корпорации цветочниц остались довольны вечером. За работу!
И работа закипела.
Наступил вечер. Наконец прибыли почтенные цветочницы. Когда они вошли в зал, их опьянил аромат, исходивший от множества разнообразных блюд. К тому же зал был украшен со вкусом. Ярко горел камин, отблески огня отсвечивали в до блеска начищенных подсвечниках, на столах стояла самая лучшая посуда. Анжелика даже умудрилась выудить у жадного хозяина серебряные вилки, которые он ревниво держал за семью замками. На столе стояли подносы с фруктами, а рядом множество бутылок с прекрасным бургундским вином.
Цветочницам было чему поучиться у Анжелики. Они часто посещали богатые дома, разнося цветы, и этот торжественный прием льстил им. По своей простоте они открыто выражали восторг, вставляя ядреные словечки. Они критически осматривали оформление блюд, но Анжелика приложила всю свою энергию и фантазию для изготовления последних, так что цветочницам не к чему было придраться.
«Женщины есть женщины. Они все ревнивы и придирчивы», — подумала Анжелика, чувствуя скрытое удовлетворение цветочниц.
Опрятно одетый Дино, удобно усевшись возле камина, играл на шарманке, а Пикколло танцевала под музыку.
— Ну вот, — удовлетворенно сказала Анжелика, когда цветочницы, насытившись, удалились.
— Нет, ты меня разоришь! — пробасил хозяин, обращаясь к ней.
— Меня удивляет узость вашего ума, господин Бурже, — возмутилась Анжелика. — Вы деловой человек, но ничего не смыслите в коммерции. Этот, с вашей точки зрения, расточительный ужин принес вам доход, в десять раз превышающий затраты.
Но хозяин продолжал сомневаться. С великим трудом Анжелика убедила его.
— Ну ладно, — развел он руками, — пусть тебя рассудит Святая дева Мария. Посмотрим. Думаю, если мне тебя послал бог, то он не допустит моего разорения.
И все пошло своим ходом, как хотела Анжелика.
Время шло. Хозяин таверны «Храбрый петух» не мог нарадоваться на свою «кузину», как он объяснил соседям внезапное появление Анжелики.
Однажды утром, только что проснувшись, господин Бурже позвал к себе Анжелику и с заговорщицким видом приказал ей следовать за ним. Они поднялись по лестнице и очутились в большом зале, где посредине стояла огромная кровать.
Голова у Анжелики пошла кругом. Нет, нет, она никогда в жизни не будет спать с этой толстой бочкой. А дети? Что будет с ними, если хозяин выгонит ее вон? Анжелика была в отчаянии.
В зале было много пыли — уже год после смерти жены господин Бурже не заходил сюда. На стенах висели старинные картины в позолоченных рамах, несколько старинных мушкетов, пик и шпаг. Это все, что осталось от молодого господина Бурже. Кряхтя, хозяин полез под кровать.
— Иди сюда, — сказал он, держась за поясницу, — помоги мне.
Анжелика смущенно подошла к нему. Вдвоем они еле-еле вытащили огромный сундук, на котором висел такой же огромный замок.
— Вот, — сказал хозяин, запыхавшись, и открыл ключом неподдававшийся замок. В сундуке лежали аккуратно сложенные вещи покойной госпожи Бурже. — По правде говоря, она была немного тоньше, чем ты, но при помощи булавок можно будет что-либо сделать. — Он украдкой смахнул слезу. — Выбирай что хочешь и не смотри на меня так. Здесь есть все, на все случаи жизни, — сказал он гордо.
— Да, все хорошие люди умирают.
Господин Бурже вздохнул.
— Я уверена, что ваша жена сейчас смотрит на вас с небес и говорит: «Какой у меня добрый и благородный супруг». Я с удовольствием приму ваши подарки и выберу себе платье по вкусу. Позовите мне, пожалуйста, Барбу. Она поможет мне примерить наряды.
Втайне Анжелика давно мечтала о том, чтобы один раз примерить платье и чтобы ей помогала служанка, как в старое время.
Через несколько минут в комнату влетела счастливая Барба и закружилась вокруг Анжелики, держа в руках множество булавок и заколок. Анжелика выбрала себе зеленое платье с кружевным воротничком. Когда примерка была закончена, Барба позвала хозяина.
— Святая дева Мария! — пробормотал господин Бурже. — Ты похожа как раз на ту девочку, о которой мы с женой мечтали всю жизнь. Но нет ребенка, а мы с женой так мечтали. О, какой я несчастный! — И, совсем расстроившись, он заплакал. — Ей было бы сейчас 25 лет. Она бы смеялась и бегала по нашему заведению, принося нам радость. О, какой я несчастный! С тех пор, как ты появилась в нашем доме, — продолжал он, — у нас многое изменилось. Я уверен, что однажды ты улетишь так же внезапно, как и прилетела.
Это была полная победа Анжелики.
Тем же вечером, после ужина, Анжелика подошла к хозяину «Храброго петуха» и села рядом с ним.
— Господин Бурже, я хотела бы вам вот что сказать. Я согласна сотрудничать с вами. Я, Розина, Флико, Дино и моя обезьянка. Вы будете нам отдавать одну четвертую прибыли.
Хозяин насупился, нахмурив брови.
— Завтра мы подпишем контракт у нотариуса, если вы согласны, чтобы все было законно, — продолжала Анжелика. — А для соседей, если они будут спрашивать, я ваша кузина. Сами увидите, какие мы с вами будем делать дела. Все будет хорошо. Только надо трудиться не покладая рук и заводить новую клиентуру. Это главное.
Хозяин почесал за ухом. Он уже не возражал. Эта женщина загипнотизировала его.
— Делай, что хочешь, — пробормотал он, опрокинув стаканчик. — Я вижу, что ты всегда права. Это господь послал мне тебя. А сейчас иди спать, завтра пойдем к нотариусу.
Время шло. Анжелика видела, как часто кареты с знатными дамами останавливались у ее заведения. Дела шли в гору, хозяин был доволен, ее мечты постепенно осуществлялись. Но нужно было собирать деньги. Анжелика хорошо знала, что богатство — это ключ к свободе.
— Если бы мое имущество не было конфисковано при аресте мужа, я бы спасла его, — говорила себе Анжелика.
Но надо было отбросить это прошлое, которое невозможно вернуть. Сейчас нужно жить, бороться, чтобы выжить. Анжелика твердо решила, что никогда больше не будет думать о прошлом, его надо забывать. Сейчас надо думать о подрастающих Флоримоне и Канторе.
Но в этот вечер сердце было почему-то неспокойно, какая-то скрытая тревога билась в душе. Анжелика сидела у окна, облокотясь на подоконник. Вдруг кто-то перелез через подоконник. На улице послышался голос разносчика вина. Потом все стихло. Кто-то подошел к окну. Когда свет фонаря упал на незнакомца, Анжелика узнала его. Это был Черный хлеб из охраны Каламбредена. У нее бешено заколотилось сердце. Черный хлеб был в маске, должно быть недавно вышел из «Двора чудес». Но она не подала вида, что испугалась.
Анжелика угостила старого знакомого чаркой вина и добрым куском свежей ветчины. Как она была далека от этого мира, втянувшись в работу! Но парижское «дно» не так просто отпускало свои жертвы.
Поблагодарив за угощение, Черный хлеб ушел в темноту ночи, на прощанье скрестив пальцы в знак преданности. Анжелика догнала его.
— Скажи, Черный хлеб, меня не проклинают там, в доме Великого Керза? Мне не будут мстить?
Он посмотрел ей в глаза.
— Ты сама знаешь наши законы, Анжелика, но для тебя всегда были исключения. Живи спокойно, пока ничего не слышно. К тому же наш Великий Керз — твой друг, Жанин — Деревянный зад имеет к тебе определенную симпатию. Будь спокойна, — и он перелез через забор.
Он ушел, но на душе у Анжелики было неспокойно. Она знала, что еще оставался Родогон и Тухлый Жан, которые при случае скажут свое слово.
Встревоженная, она пошла в свою комнату, легла в холодную кровать и забылась тревожным сном.

Назад | Наверх | Вперед


Категория: Путь в Версаль | Просмотров: 336 | Добавил: Xelena | Теги: Путь в Версаль. Часть 2. Глава 18 Т | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Moре информации
Image gallery
contact
Phone: +7 905 706 4206 Задать
Alain Novak
Modern poetry of the soul
Psychology in poetry
Location in google Maps