Анжелика- Анн и Серж Голон!Читаем и оставляем комментарии с удовольствием!
Главная » 2016 » Декабрь » 9 » Путь в Версаль. Часть 2. Глава 21 Таверна Красная маска - Анн и Серж Голон
19:28
Путь в Версаль. Часть 2. Глава 21 Таверна Красная маска - Анн и Серж Голон
Третьей мечтой Анжелики было пустить в продажу шоколад, этот экзотический напиток. Эта мысль не давала ей покоя уже долгое время. Давид показывал ей однажды письмо — патент своего отца, где было сказано, что господину Шайо разрешается делать и продавать шоколад в пределах территории Франции в течение 29 лет. Патент был подписан Людовиком XIV. Давид не знал, какое ценное сокровище унаследовал он от отца. Нужно было срочно что-то делать. С этой бесценной бумагой. Анжелика спросила у поваренка, делали ли они когда-либо с отцом шоколад и что он знает об этом деле? Юноша был горд, что хоть чем-то может привлечь внимание безразличной к нему Анжелики, и рассказал ей следующее:
— Этот напиток в 1500 году был привезен из Мексики известным мореплавателем Фернандо Кортесом. Из Испании шоколад попал во Францию и Италию, а сейчас его изготовляют даже в Польше. Это рассказал мне мой отец,
— гордо говорил Давид, смущенно глядя на Анжелику, прекрасные глаза которой заставляли его то бледнеть, то краснеть. На лбу поваренка выступал пот, который он часто вытирал рукой. Он также рассказал Анжелике, что его отец даже придумал станок для измельчения зерен какао и что в данный момент он хранится у дальних родственников в Тулузе. Производство шоколада было делом нелегким. Поэтому отец Давида вызвал из Испании своих двоюродных братьев и вместе с ними сделал несколько литров этого напитка. Но вскоре, после смерти господина Шайо, дело заглохло.
— А ты не знаешь, что он делал с кофейными зернами? — тихо спросила Анжелика.
— Как не знаю?! Я все знаю! — весело воскликнул юноша. — Мы брали зерна, немного подсушивали, до тех пор, пока они не становились хрупкими, как стекло, затем толкли их в специальной ступке. Это все, что я знаю, мадам.
Анжелика задумалась. Она уже представляла себе, что вся Франция пьет шоколад ее производства.
— Послушай, Давид, а если сейчас мы перевезли бы этот станок, ты смог бы делать шоколад здесь?
— Да! — воскликнул счастливый поваренок, покраснев от удовольствия.
С этого момента Анжелика искала и использовала всякую возможность, чтобы побольше узнать об этом напитке. Она вспомнила об одном старике аптекаре, у которого часто покупала редкие травы. Он непременно должен что-нибудь знать.
И вот однажды ранним утром Анжелика направилась к аптекарю. Старичок рассказал ей, что шоколад был изобретен одним знаменитым лекарем Рене Мора. Пока он продолжал свой рассказ, Анжелика тщательно записывала. Вскоре она ушла. Удивленный аптекарь снял очки, протер стекла и покачал головой. Он был поражен. Прожив долгую жизнь, он знавал многих женщин, делавших себе аборты различными способами, но чтобы женщина искала способ производства шоколада? Это было невероятно. Он надел очки и вдруг, вспомнив что-то, выбежал на улицу. Догнав Анжелику, аптекарь схватил ее за рукав.
— Подождите, мадам, я забыл вас предупредить. Остерегайтесь этого дьявольского напитка! — Он приблизился к ее уху. — Послушайте, что я вам расскажу, дорогая.
Он понизил голос, воровски оглядываясь по сторонам.
— Вы мне понравились, поэтому я открою вам профессиональную тайну. Вообще-то мы никогда не выдаем тайн наших клиентов, так уж заведено у медиков. Ну ладно, да простит меня пресвятая дева. Никто даже не представляет, что 18 ноября 1662 года наша молодая королева родила мертвую девочку. Это было маленькое волосатое чудовище. Мы молились богу, чтобы его величество не узнал об этом. Тогда врачи говорили, что это от шоколада, так как ее величество каждый день утром пила этот напиток. Вы видите, мадам, — он запнулся, — что творит шоколад. Бойтесь его!
Аптекарь повернулся и, переваливаясь, удалился. Несмотря на эту страшную историю, в душе Анжелика верила, что все это слухи, а на самом деле это было не так. Она хотела, нет, для себя она уже решила, любыми путями пустить в продажу этот странный напиток, о котором идет столь дурная слава.
Через несколько дней Анжелика снова отправилась к донне Терезите, карлице королевы. На этот раз ей посчастливилось, и она смогла наконец попробовать экзотический напиток, именуемый шоколадом. Карлица, гордая тем, что обладает секретом изготовления шоколада, рассказала Анжелике, что многие кондитеры, прибывшие из-за границы во дворец, не могут правильно приготовить этот напиток.
В тот же день Баркароль сказал Анжелике, что один молодой буржуа, который был в Италии специально для обучения искусству приготовления кондитерских изделий, будто бы знает, как правильно приготовить этот напиток, что зовут его Одиже, и он служит у графа де Суассон, и, наконец, будто бы он хочет пустить в продажу шоколад во Франции.
— Все, только не это! — сказала себе Анжелика. — У меня есть патент на изготовление и продажу этого изделия.
Она решила узнать все об этом появившемся конкуренте, именуемом Одиже. Видя, что пока идея изготовления витает в облаках, она не хотела терять времени.
— У этого Одиже должны быть хорошие связи, — подумала вслух Анжелика.
Через неделю, когда Анжелика с помощью Дино расставляла цветы на столиках в своем заведении, богато одетый молодой человек, спустившись по ступенькам в зал таверны, направился к ней.
— Мое имя Одиже, я метрдотель графа де Суассон, — представился незнакомец.
— Мне сказали, что вы хотите пустить в продажу шоколад, но у вас как будто нет патента.
— У меня есть патент. Вот поэтому я и пришел дружески предупредить вас, чтобы вы отказались от этой затеи. Если нет, то вы просто-напросто прогорите.
— Благодарю вас за предупреждение, — сухо ответила Анжелика. — Но если у вас есть патент, зачем вы открываете мне свои карты?
Молодой человек встрепенулся. Улыбнувшись, он внимательно посмотрел на свою собеседницу.
— О, как вы прекрасны! Я не предполагал, что у меня будет такой соблазнительный конкурент.
Анжелика улыбнулась своей очаровательной улыбкой.
— Ну, если вы пришли сказать мне только это…
Одиже бросил пальто и шляпу на стол и сел напротив Анжелики. Через несколько минут они уже были друзьями, а не конкурентами.
Одиже было примерно лет под тридцать, небольшая полнота не портила его фигуры. Как и все офицеры, прислуживающие за столом у богатых сеньоров, он носил шпагу и был, конечно, обеспечен. Он рассказал, что его родители были относительно богатыми буржуа. Это позволило ему в молодости получить некоторое, образование. Он купил должность офицера, прислуживающего за столом высшим чинам армии его величества. Затем он попал в Италию и в течение двух лет изучал искусство итальянской кухни: приготовление кондитерских изделий, лимонада, мороженого, шербета, драже, конфет, а также шоколада. Передохнув, он продолжал, не спуская глаз с Анжелики:
— В 1660 году, вернувшись из Италии, я понравился его величеству, и отныне мое положение в обществе стабильно. Вот как это было. Когда я был в деревне, в окрестностях Жен, то увидел в поле стручки гороха. У меня появилась идея собрать несколько пучков и показать его величеству. Спустя две недели в Париже через господина Бонтона, камердинера короля, я представил его величеству свою скромную находку. Да-да, не удивляйтесь, дорогая, я видел короля так, как сейчас вижу вас, и он меня любезно принял. Как сейчас помню, его величество был с братом, Филиппом Орлеанским, графом де Суассон и маршалом де Граммоном. Они все в один голос заявили, что не видели ничего подобного. По приказу короля граф де Суассон попробовал несколько стручков и засвидетельствовал свое одобрение. Остальное по его распоряжению я отнес господину Бодону, через которого проходит вся королевская пища. Последний приготовил из них несколько блюд: одно для королевы-матери, другое — для короля и третье — для кардинала Мазарини, который в это время находился в Лувре. А то, что осталось, его величество съел с братом в тот же вечер. На следующий день король распорядился через камердинера Бонтона выдать мне денежное вознаграждение. Вот так, скопив денег, я через два года решил открыть лимонадный цех, в котором также хочу изготовлять шоколад.
— Почему же вы не выпускаете его? — удивленно спросила Анжелика.
— Спокойно, красотка, не все сразу, — заметил молодой человек. — Идея должна созреть. Мой патент лежит у господина Сегвис. После того как он поставит королевскую печать, патент войдет в силу и вы не сможете ставить мне палки в колеса. Но пока дело задерживается.
«У него будет такой же патент, как и у меня», — думала про себя Анжелика, внимательно слушая собеседника. Она не хотела открывать свои карты. Нужно было все узнать у дирекции корпорации. Анжелика не знала всех законов, касающихся патентов, поэтому не стала спорить.
— Вы совсем не галантны, мессир Одиже, — сказала очаровательная хозяйка таверны. — У меня чертовское желание преподнести парижанам этот экзотический напиток, а вы меня перебиваете.
— Ну что же! — воскликнул молодой человек. — Выходите за меня замуж, тогда вместе возьмемся за это перспективное, на мой взгляд, дело.
Анжелика весело рассмеялась, а потом спросила, не останется ли мессир Одиже отобедать в таверне. Не ломаясь, молодой человек согласился. Со всей тщательностью, на которую она была способна, проявив при этом все свое обаяние, Анжелика обслуживала этого богатого клиента. Ему надо было доказать, что в таверне «Красная маска» хозяева тоже знают свое дело.
Пока она ходила по залу, Одиже пожирал ее глазами. Отобедав, он щедро расплатился и ушел. Его лицо казалось озабоченным.
«Мессир Одиже понял, что еще не может пустить в продажу шоколад, — думала Анжелика, потирая руки, — поэтому нельзя терять ни минуты, нужно действовать и опередить этого самоуверенного Одиже».
Вечером Анжелика пошла к господину Бурже.
— Дядя, — вкрадчиво сказала Анжелика. Так она называла теперь хозяина таверны, так как вела все хозяйство. — Я хотела бы услышать твое мнение по поводу этой истории с шоколадом.
Кабатчик как раз собирался идти на дежурство в мрачную тюрьму Шантля. Перед уходом он, конечно, приложился к стаканчику красного и поэтому настроение у него было прекрасное. Пожав плечами, он тихо засмеялся.
— Зачем тебе мое мнение, детка?
— Это очень серьезное дело, дядя! Завтра я хочу пойти в управление корпораций, чтобы узнать ценность патента вашего племянника Давида.
— Ну что ж, иди, дочь моя, — согласился господин Бурже. — Что же может удержать тебя, если ты уже все решила, как я вижу по твоему лицу.
— Но вы как будто сомневаетесь в чем-то?
Господин Бурже взял кресало, чтобы зажечь свечку, потом нежно потрепал ее по щеке.
— Ты отлично знаешь, что я темный человек в таких делах. Я всегда боюсь, что дело обернется плохо. Иди своей дорогой, мошенница, и не обращай внимания на ворчание старого папаши Бурже. Ты как солнце в моем доме, и что ты ни делаешь, все хорошо.
Он зашел в зал, выпил еще стопку и, взяв свою старую алебарду, вышел во двор. Растроганная Анжелика видела, как он постепенно удалялся в надвигающуюся ночь — круглый, как колобок, со свечой в руке и грязной алебардой на плече. Анжелика знала, что все будет так, как она скажет.
— Посмотрим, кто будет первым, я или Одиже, — бормотала она, укрывшись одеялом.
В эту ночь ей снилось, что она первая во Франции изготовляет и продает шоколад парижанам.

Назад| Наверх | Вперед


Категория: Путь в Версаль | Просмотров: 160 | Добавил: Xelena | Теги: Путь в Версаль. Часть 2. Глава 21 Т | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Moре информации
Image gallery
contact
Phone: +7 905 706 4206 Задать
Alain Novak
Modern poetry of the soul
Psychology in poetry
Location in google Maps